14.02.2012

Ортодоксия и нововведения


Но богословские, организационные и этические диспуты не единственный источник энергии, которая питает деноминационализм. Христианство на самом деле одобряет нововведения, пусть и ненамеренно. Хотя оно и старается заключить их в безопасное русло, часто инновации приводят к новым движениям в существующих деноминациях и, конечно, к абсолютно новым деноминациям.

Каждое воскресное утро я читаю Символ веры с другими людьми, которые вместе со мной посещают церковь. Наш литургист — человек, который ведет церковную службу, — напоминает нам, что повсюду в мире и всегда в своей истории христиане собирались вместе как одно целое, читая этот Символ веры. Наконец я дохожу до строчки: Я верю в святую католическую церковь. Когда я впервые прочитал это много лет назад, я был очень смущен. Я пресвитерианин, а не католик. Тогда я понял, что наша деноминация использует слово католический для обозначения всеобщности и ортодоксальности, но не имеет в виду специфическую деноминацию, которую мы знаем как Римско-католическая церковь.

Что такое ортодоксальность? Чтобы ответить на этот вопрос, нам надо возвратиться к первым двум векам новой эры, когда оформились Апостольский и другие Символы веры. Христианская церковь в Риме использовала раннюю версию Символа веры как тест. Да, как лакмусовую бумагу: перед тем как приступить к крещению, новообращенный должен был заявить о поддержке Символа веры. Приведем его текст ниже, следуя некоторым исправлениям Собора в Тренто (1545— 1563):

Верую в Бога, Отца всемогущего, Творца неба и земли, и в Иисуса Христа, Единого Его Сына, Господа нашего, Который был зачат от Духа Святого, родился от Марии Девы, страдал при Понтии Пилате, был распят, умер и погребен, сошел в ад, в третий день воскрес из мертвых, взошел на небеса, сидит одесную Бога Отца Всемогущего, оттуда придет судить живых и мертвых. Верую в Духа Святого, Святую Вселенскую Церковь, святых общение, оставление грехов, воскресение плоти, жизнь вечную.

Лидеры Римской церкви были обеспокоены деятельностью проповедника, известного под именем Маркион. Маркион дал им основание для беспокойства, так как он и его последователи

Эта картина изображает собор в Никее и Никейский символ веры, который пытался разрешить диспут по доктрине Троицы и получил поддержку императора Константина (в центре) (фото предоставил Питер Кейд) уверовали, что Иисус был на самом деле своего рода видением. Это посеяло у людей сомнения в человеческой природе Иисуса. В ответ римское духовенство стало настаивать на том, чтобы новообращенные члены приняли Символ веры, который потом стал известен как Римский символ. Символ веры, разработанный церковными лидерами и одобренный советом епископов, четко утверждал, что Иисус является Божьим сыном, но, тем не менее, был рожден человеческой матерью и после умер человеческой смертью.

Ранние Символы веры были задуманы как авторизованное выражение христианской доктрины об Иисусе. Они предназначались для сужения поля богословских дискуссий путем установления набора утвержденных постулатов. Мы рассматриваем эту попытку создания авторизованного набора доктрин как ортодоксию. Но римский символ не остановил маркионизм. Версия Символа веры, принятая на Соборе в Тренто, также не остановила протестантов Мартина Лютера и Жана Кальвина. Их просто определили как гетеродоксов, что означало их вывод за пределы верований, утвержденных христианской церковью в Риме.

Как ни странно, ортодоксия невозможна без гетеродоксии. Ортодоксия не означает единство. Она означает, что существует свод постулатов, который некоторые определяют как авторитетный в свете существования других неавторитетных постулатов. Первоначальные различия во мнении относительно аспектов христианской веры формализовались в виде ортодоксальной и гетеродоксальной позиций, когда они вошли в повседневную церковную жизнь. В результате ортодоксия и гетеродоксия заключили друг друга в вечные объятия.

На протяжении христианской истории церкви создавали ортодоксии в попытке стандартизировать верования. Секты, однако, развивались в оппозиции к этим ортодоксиям. Церкви рассматривали развивающиеся секты как еретические и разъединяющие, в то время как секты видели церкви тираническими и деспотичными. Этот общий принцип существует в христианской церкви и поныне. Разговоры относительно церковных учений вызывают разногласия, которые, в свою очередь, приводят к созданию ортодоксии. Когда протестанты бросают вызов ортодоксии, церковные лидеры сталкиваются с дилеммой: заставить протестантов подчиниться или отправить их в свой собственный путь, заключающийся в создании новых сект.

Хочется Вам напомнить, что лечением венозного тромбоза успешно занимается группа медицинских центров — Medical On Group, распространённых по всему миру. В нашей стране насчитывается около 35 клиник центров Medical On Group.